Профессия рабочий кладбища. Зарплата 25–30 тыс. рублей в месяц

Профессия рабочий кладбища. Зарплата 25–30 тыс. рублей в месяц
20.12.2017
Юга.ру продолжают цикл интервью с представителями редких и интересных профессий. На этот раз журналист встретился с копальщиком, который работал на Славянском кладбище в Краснодаре. На условиях анонимности он рассказал о том, как можно попасть в мортальный бизнес, о делении Славянского кладбища на христианскую, мусульманскую и цыганскую части 

Мортальный бизнес очень закрытый, в него просто так не попасть. Вы видели когда-нибудь вакансии Славянского кладбища? Я — нет. Обычно устраивают своих родственников те, кто уже работает в структуре. Так было и со мной: я искал работу, и мне предложили должность копача, официально — организатор похорон. Это хлебная работа, я согласился и проработал там год. Ушел, потому что здоровье перестало позволять.

На Славянском кладбище работает несколько бригад копачей. Я приходил к девяти утра, и первым дело мы с мужиками пили кофе, это обязательный утренний ритуал. Бригадир выдавал расписание похорон на день и карту кладбища, и мы начинали работу. Выкопали одну яму — поехали на следующую. За день может быть две-три, а может — 15. Рабочий день заканчивается с заходом солнца.

Задача копача — выкопать и обрамить яму, заколотить гроб, опустить его в яму, закопать и установить крест и венки. Если на участке много свободного места, то яму копают трактором, но обычно все-таки вручную. Одна яма стоит 500 рублей. Есть услуга ВИП-похороны — это когда все как в американских фильмах: гроб опускают с помощью лифта в идеальную яму, все проходит очень чинно и благородно. На одну ВИП-яму бригада из 5–7 копачей тратит 2,5–3 часа, а на обычную яму — 30 минут. Отличие в том, что ВИП-яму аккуратно обрамляют под параметры гроба: 90 см в изголовье, 40 см в ногах и 2 метра в длину.   

За работу могильщика держатся, но физически она трудная. Особенно сложно копать после дождя, когда земля мокрая и скользкая, на лопату берется комьями. Копаешь всегда двумя лопатами: штыковой вскапываешь, а совковой выгребаешь из ямы. Обычная лопата, как с огорода, — это штыковая. Не верьте, что зимой в Краснодаре сложнее копать из-за мерзлой земли, — у нас не бывает таких холодов.

В этом деле работают мужчины лет 25–35, самому старшему из тех, кого я знал, было 40, младшему — лет 19. Можно дослужиться до бригадира или перейти на другую должность в структуре кладбища. Оплата сдельная, сколько выполнил — столько и заработал. В среднем получается 25–30 тыс. рублей в месяц. Я работал неофициально, но многие оформлены по Трудовому кодексу.

Копачам после похорон дают пакеты со спиртным и закуской — помянуть. За день собирается три–пять пакетов. Многие безбожно пьют во время смены и после работы, особенно в холода, чтобы согреться.  

Пару раз слышал, что находили старое захоронение, пока копали могилу. В офисе неправильно скоординировали, и ребята выкопали яму на старом месте. Поверх, конечно, хоронить не стали, просто зарыли обратно. Это была заброшенная могила без опознавательных знаков — ни памятника, ни оградки. Таких на кладбище много.

Был еще случай. Женщина похоронила мужа, соседняя могила была заброшена, и она просто сделала самозахват — поставила оградку на две могилы, стала ухаживать за этой землей и договорилась, чтобы ее похоронили именно там, рядом со старым захоронением. Это не повсеместная практика, чаще пожилые люди с достатком покупают место сразу на двоих: одного хоронят, а второе место ждет своего покойника.

По закону место на кладбище должно предоставляться бесплатно, и похороны должны обойтись тысяч в пять, максимум — в десять. Фактически скромные похороны выходят тысяч в 80. Увезти покойника с места (то есть из дома, не из больницы) в морг стоит 6 тыс. рублей, хотя должны делать бесплатно. Только места продают по 25 тыс. рублей, а с учетом того, что кладбище закрывается и земля заканчивается, — еще дороже. Места в «почетке», где хоронят деятелей искусства, депутатов, военных, стоят по 100 тыс. рублей. Это часть кладбища у самого входа от трамвая.

Расчет на то, что человек, потерявший близкого, находится в стрессе. Кроме того, похороны нужно организовать быстро, обычно на третий день после смерти. В такой ситуации никто не хочет скандалить. Администрация кладбища просто скажет: «Мы не будем хоронить, до свидания». Морг тоже долго держать тело не будет. Это устоявшаяся система, которая хорошо зарабатывает.

Кладбище переполнено, и его много лет пытаются закрыть. Об этом шла речь еще году в 2011-м, но продолжают хоронить до сих пор и любыми путями находят новые места. [В 2015 году Юга.ру информировали, что Славянское кладбище заполнено на 98%. В 2004 году Юга.ру сообщали, что городской погост планируется расширить за счет территории старых садов агрофирмы «Солнечная» и территории в Комсомольском микрорайоне.] За эти семь лет кладбище разрослось очень сильно. Представьте, сколько могил появляется даже не в год, а просто в месяц — 150, 200, 300? Цену выше — и хоронят. Сейчас кладбище обнесли бетонным забором, за его границы уже не выйдет. Дохоронят на тех местах, которые найдут внутри, и лет через десять закроют кладбище.

Я считаю ошибкой то, что людям разрешили высаживать деревья на кладбище. Дерево, когда разрастается, корнями поднимает и ломает памятники, оградки.

На кладбище стоят краны с водой из подземных источников, но ее пить нельзя. Она течет по кладбищенской земле и собирает трупные яды. Многие работники все равно пьют эту воду, и я тоже пил. Когда занимаешься физической работой при 40‑градусной жаре, тебе уже не важно, что здесь за вода. На вкус — холодная и сладковатая.

На навигаторе кладбища нет — это просто поле. И вообще, планировка — больной вопрос. Каждому работнику выдают карту, чтобы можно было ориентироваться. Посетителям таких карт не полагается, только на въезде висит большой план. Обычно люди запоминают дорогу к месту, но если не знаете, куда идти, можно обратиться к сотруднику кладбища, и вам объяснят, где находится нужный участок. Пару лет назад установили маленькие таблички с номером квартала и участка.

Кладбище делится на христианскую зону и мусульманскую, и есть еще цыганская территория внутри Славянского. Христианские и мусульманские захоронения отличаются тем, что у христиан памятник и крест ставят в ногах, чтобы во время Второго пришествия человек мог взяться за крест и подняться. По мусульманской традиции хоронить полагается в ковре сидя, но я не знаю, выполняется ли это. Мусульманская часть — это отдельный «кубик» в конце кладбища, ближе к объездной. Цыганская часть — при въезде с ул. 4-я линия с правой стороны, но попасть туда просто так нельзя, калитка заперта на замок. Цыгане хоронят покойного и все имущество, которое он нажил, — драгоценности, дорогой сервиз, столовое серебро, шубы и вещи, которые были дороги покойному. Ямы бывают разного размера, например, 5х6, 7х8, зависит от того, много ли нажил покойник. После этого яму заливают бетоном, чтобы добро не растащили, и ставят на этом месте надгробие, памятник, беседку с крышей. То есть у цыган нет наследства, каждый должен выживать своими силами. Родственники покойного обязаны приходить на могилу на все дни рождения и праздники. Здесь часто можно увидеть свадьбу — невеста, огромный накрытый стол, песни, музыка.

На кладбище нет ни одного фонарного столба, вообще нет освещения. Круглосуточно открыты все входы, кроме того, что со стороны ул. Красных Партизан. По ночам никто не пытается пробраться. Изредка приходят вандалы и компании, чтобы гулять и веселиться. Охраны нет, только патрульная машина может проехать раз в вечер по главной аллее.  

В поминальные дни на кладбище приходят целые семейства цыган, они проходят по всем участкам, собирают еду в огромные сумки и увозят на машинах. Люди их не пугают. Если кто-то стоит у могилы, они к нему подойдут и попросят помянуть, желательно деньгами. В обычные дни за поминальной едой приходят бездомные.

Копачи забивают гроб и каждый раз видят покойника. Это тяжело морально, но через месяц-два привыкаешь и просто делаешь свою работу. Единственное, к чему я не смог привыкнуть, — маленькие гробы для детей. Рабочие свыкаются настолько, что могут нести гроб из столярного цеха на обтяжку и шутить по пути. Невозможно все время поддерживать траурное настроение, но, конечно, при родственниках покойных никто не шутит, кроме отдельных наглых личностей.

Источник: yuga.ru