Морг в Царицино в проверяет Следственный Комитет

Морг в Царицино в проверяет Следственный Комитет

01.12.2015

 

 

В декабре 2014 года Ирина вышла на работу, предварительно пройдя обследование, которое показало, что она полностью здорова, но через несколько месяцев женщина почувствовала себя плохо.

 

— После прохождения флюорографии мне сообщили, что я больна открытой формой туберкулёза. Я оформила больничный лист и два месяца проходила амбулаторное лечение. После ситуация со здоровьем ухудшилась, и меня госпитализировали в туберкулезный центр. С тех пор я здесь, — рассказала пострадавшая.

 

До сих пор с июня 2015 года Ирина находится на лечении, и улучшений пока не происходит. За это время, по словам женщины, случаи заражения судмедэкспертов в Царицынском морге приобрели масштаб эпидемии — заразились 13 судмедэкспертов, однако многие боятся потерять работу и оплачиваемые больничные, поэтому и молчат.

 

По словам женщины, необходимых средств защиты для сотрудников в морге предусмотрено не было. В частности, здание не оборудовано соответствующей системой вентиляции. К слову, коллектив судмедэкспертов не раз жаловался на это руководству, но безрезультатно. Сотрудники говорят, что заражение опасной болезнью было лишь вопросом времени.

 

— Было очень много случаев, когда я вскрывала тела погибших с туберкулёзом. Но на мои вопросы начальству, будут ли выданы специальные средства защиты или хотя бы маски-респираторы, мне было сказано, что в бюро их нет, — рассказывает Ирина. — Нам не выдают специальные респираторные маски и медикаменты, отсутствуют специальные стоки для крови заражённых туберкулёзом, беспокоит вечная проблема с вентиляцией.

 

Руководители морга отвечать на вопросы журналистов отказались, зато ситуацию согласились прокомментировать независимые эксперты. Они подтверждают, что в московских моргах на самом деле нет необходимых средств защиты, а случаи заражения патологоанатомов — совсем не редкость. Говорят, инфицирования очень сложно избежать, когда на работе выдают лишь простую медицинскую маску.

 

— Когда мы начинаем исследовать внутренности (а туберкулёз, как правило, это лёгочная форма), мы переводим закрытую форму в открытую, и вот тут такие средства, как маска, не помогают, — объясняет судебно-медицинский эксперт Андрей Заикин.

 

Набраться смелости для обращения в Следственный комитет и прокуратуру удалось пока только одной Ирине. Женщина надеется помочь коллегам, которые продолжают работать в моргах с риском для собственной жизни.